Гель с ингибитором гистон-деацетилазы перспективен для лечения пациентов с базальноклеточным раком

Реметиностат, крем для местного применения и первый в своем классе ингибитор деацетилирования гистонов, продемонстрировал признаки клинической эффективности у пациентов с базальноклеточной карциномой.

По словам Зарина, базальноклеточная карцинома (BCC) является наиболее распространенной формой рака кожи и обычно лечится хирургическим вмешательством. «Хотя BCC не связана с высокой смертностью, хирургическое удаление может быть дорогостоящим и обременительным лечением, особенно для пациентов, у которых развиваются множественные поражения BCC», – отметила она.

Возможной альтернативной стратегией является лечение ОЦК кремом для местного применения; однако существующие местные методы лечения BCC эффективны только для поверхностного подтипа BCC, что подчеркивает необходимость более широко применяемых местных методов лечения, пояснил Зарин.

Зарин и его коллеги ранее определили ингибирование гистондеацетилазы (HDAC) как многообещающий терапевтический подход к BCC. В своем последнем исследовании фазы II клинического исследования Зарин и его коллеги оценили безопасность и эффективность реметиностата, ингибитора HDAC, у взрослых пациентов с BCC. В отличие от системных ингибиторов HDAC, которые могут быть связаны с различной токсичностью, реметиностат теряет эффективность после того, как он всасывается за пределы кожи, что позволяет локализовать его активность в поражении кожи.

В исследование было включено 30 пациентов, у каждого из которых на момент постановки диагноза имелся хотя бы один ОЦК диаметром 5 мм и более. Девяносто процентов пациентов, идентифицированных как белые неиспаноязычные, и почти половина из них ранее болели раком кожи. У восьми пациентов было несколько подходящих опухолей, в результате чего в исследовании участвовало 49 опухолей. Опухоли были обнаружены как на открытых, так и на не открытых участках тела, и большинство из них имели узловую или поверхностную гистологию.

Участники наносили на опухоли гель реметиностата три раза в день в течение шести недель. Через восемь недель все оставшиеся опухоли были удалены хирургическим путем и исследованы гистологически.

Из 33 опухолей, включенных в окончательный анализ, 69,7% ответили на местное лечение, с 17 полными ответами и шестью частичными ответами. В среднем диаметр опухоли уменьшился на 62,3 процента, а площадь опухоли уменьшилась на 71,5 процента.

Ответы наблюдались по нескольким подтипам BCC: уровень ответа 100% среди шести поверхностных опухолей BCC в анализе (пять полных ответов, один частичный ответ), частота ответа 68,2% среди 22 узловых BCC (10 полных ответов, пять частичных ответов. ) и 66,7% среди трех инфильтративных BCC (два полных ответа). Никаких ответов не наблюдалось в двух опухолях микронодулярного подтипа.

О системных или серьезных нежелательных явлениях не сообщалось. Наиболее частым нежелательным явлением была кожная реакция, похожая на экзему, в месте нанесения реметиностата.

«Хотя необходимы дальнейшие исследования, наши результаты позволяют предположить, что реметиностат может быть безопасной и многообещающей альтернативой хирургическому лечению BCC из-за высокой скорости полных ответов, которые мы наблюдали», – сказал Зарин. «Однако, если терапия заменяет хирургическое лечение, она должна вызывать не только полный ответ, но и длительный». По словам Зарина, в будущих исследованиях будет изучена долговечность реакции на реметиностат.

«Наше исследование также показало клиническую эффективность реметиностата против узлового ОЦК, одного из наиболее распространенных подтипов ОЦК», – добавил Зарин. «Идеальное лекарство от BCC должно лечить как узловые, так и поверхностные BCC, а в идеале – и другие подтипы».

Ограничения исследования включают небольшой размер выборки, его однопользовательский дизайн и отсутствие данных о долговечности.

Исследование было поддержано Medivir AB, Фондом Дэймона Руньона, Национальным институтом рака, Грантом для студентов-медиков Американской ассоциации кожи и стипендиатами Стэнфордского университета. Компания Sarin заявляет об отсутствии конфликта интересов.