Почему так сложно сказать «нет» этому кусочку пирога?

Используя крыс, исследователи обнаружили, что определенная цепь в мозге, по-видимому, стимулирует импульсивное питание. Может ли это привести к терапии для людей, которые имеют дело с неблагоприятными последствиями переедания?

Почему, несмотря на наши лучшие намерения, мы импульсивно пожираем эту ванну с мороженым или пакетик попкорна?

Желание есть импульсивно связано с перееданием и ожирением – состоянием здоровья, которое Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) называют «обычным, серьезным и дорогостоящим».

Еще в 2008 году, по оценкам CDC, ежегодные медицинские расходы на ожирение в США составляли 147 миллиардов долларов.

По данным организации, в 2015–2016 годах 39,8% взрослого населения США страдали ожирением. Это состояние повышает риск возникновения ряда проблем со здоровьем, включая диабет 2 типасердечные заболеванияинсульт и некоторые виды рака.

Но какой основной механизм стоит за перееданием, и может ли его выявление в конечном итоге помочь людям, которые испытывают эту проблему со здоровьем?

Теперь исследование, появившееся в Nature Communications, выявило определенную цепь в мозге, которая может повлиять на нашу способность противостоять искушению.

Импульсивность или выполнение каких-либо действий без учета возможных последствий не только влияет на способность отказываться от пищи в случае насыщения, но также является общей нитью, связывающей такие вопросы, как чрезмерная азартная игра и наркомания.

Авторы нового исследования отмечают, что хотя с импульсивностью все в порядке, это может привести к нежелательным последствиям.

Итак, команда намеревалась понять, что происходит в мозгу, чтобы вызвать импульсивное поведение, в надежде, что их результаты могут привести к новым методам лечения людей, которые борются со связанными расстройствами.

Почему так сложно сказать «нет» этому кусочку пирога?

Ключевые клетки мозга повышают импульсивность

Исследователи обучили крыс получать шарик «вкусный, с высоким содержанием жира и высоким содержанием сахара» нажатием на рычаг.

Крысам пришлось подождать 20 секунд, прежде чем снова нажать на рычаг. Если они были быстрее, чем это, им пришлось ждать еще 20 секунд.

Затем исследователи ввели инъекцию меланин-концентрирующего гормона (MCH). Это передатчик, вырабатываемый в гипоталамусе у основания мозга, и предыдущие исследования показали, что он играет роль в импульсивном поведении.

Используя продвинутую технику, команда активировала нервный путь MCH от гипоталамуса до гиппокампа, который является частью мозга, связанной с обучением и памятью.

«В вашем мозгу заложена физиология, которая регулирует вашу способность говорить« нет »импульсивной еде, – говорит Эмили Ноубл, доктор философии, доцент кафедры продуктов питания и питания Университета Джорджии в Афинах.

«В экспериментальных моделях вы можете активировать эту схему и получить определенную поведенческую реакцию».

Исследователи обнаружили, что после активации нервного пути крысы чаще нажимали на рычаг, хотя это задержало бы доставку сладкой лепешки на 20 секунд – менее эффективное средство получения вознаграждения.

Хотя предыдущие исследования показали, что уровни MCH в мозге влияют на потребление пищи, это первое исследование, которое продемонстрирует роль гормона в импульсивном поведении, сообщают авторы.

«Мы обнаружили, что, когда мы активируем клетки мозга, которые вырабатывают МГЧ, животные становятся более импульсивными в своем поведении в отношении пищи», – говорит Нобл.

Результаты показывают, что MCH не влиял на удовольствие пищи от крыс или от того, насколько усердно они были готовы к ней готовить, но это влияло на их способность сопротивляться попыткам получить шарик, даже если они узнали, что нажатие на рычаг более часто это приведет к дальнейшим задержкам.

«Активация этого специфического пути нейронов MCH усиливает импульсивное поведение, не влияя на нормальное питание для калорийности или мотивации к употреблению вкусной пищи», объясняет Нобл.

«Понимание того, что эта схема, которая избирательно влияет на импульсивность пищи, существует, открывает дверь к возможности того, что однажды мы сможем разработать лекарственные препараты для переедания, которые помогут людям придерживаться диеты, не снижая нормальный аппетит или делая вкусные продукты менее вкусными«.

– Эмили Ноубл, доктор философии